Юристы о деле Саакашвили: у Генпрокуратуры Украины слабые доказательства

2














Из записей разговоров, опубликованных Генпрокуратурой, юристы не видят вины Саакашвили, которую ему инкриминируют. А некоторые пункты обвинения юристам не ясны вообще.Отказ киевского суда 11 декабря арестовать лидера оппозиционной партии "Движение новых сил" (ДНС) Михаила Саакашвили вызвал у наблюдателей и юристов вопрос об обоснованности тех обвинений, которые предъявлены политику.

Напомним, что на прошлой неделе генеральный прокурор Украины Юрий Луценко заявил о срыве реализации плана ФСБ России "Русская зима" в Киеве с помощью акций, организованных партией ДНС — и обвинил Саакашвили в получении средств от бизнесмена из окружения экс-президента Украины Виктора Януковича Сергея Курченко. Саакашвили все обвинения отрицает и заявляет о фальсификации записи соответствующих телефонных разговоров. Заявление генерального прокурора он назвал "ложью с целью дискредитации всего протестного движения в Украине".

Изменение обвинения против Саакашвили

Более того, Юрий Луценко обвинил Саакашвили в попытке захвата власти путем организации массовых акций протеста. Однако несмотря на заявления генпрокурора обвинение по статье 109 Уголовного кодекса (УК), которую и предусматривает преступление по захвату государственной власти, не было официально предъявлено Саакашвили. Ему инкриминируют совершенно другую статью УК. А именно часть 2 статьи 256 УК — содействие участникам преступных организаций и сокрытие их преступной деятельности.

"Эти заявления генерального прокурора и частичное обнародование записей говорят об определенной некомпетентности со стороны ГПУ и попытке повлиять на общественное мнение и принятие судом решения", — говорит юрист Ростислав Кравец. По его мнению, есть достаточно примеров, когда Европейский суд по правам человека назвал такие высказывания собственных позиций должностными лицами правоохранительных органов грубым нарушением.

Было ли намерение преступления?

По мнению эксперта-криминолога и юриста Анны Маляр, из опубликованных Генпрокуратурой записей разговоров крайне сложно выявить заговор с целью захвата госвласти. В частности, голос, похожий на представителя Саакашвили Севериона Дангадзе, наоборот убеждает собеседника в опасности захвата здания Верховной рады.

"Если мы разложим отдельно каждую фразу, то увидим, что стороны, которые ведут этот разговор, не договорились о конкретных шагах по совершению какого-либо преступления, у них нет плана совершения этого преступления, они не договорились о способах совершения преступления", — говорит Анна Маляр. То есть, по ее словам, даже если два человека обсуждают, не захватить ли им здание Верховной рады, закон не определяет это как состав преступления. Разве что у них есть детальный план и средства, которые реально могут привести к захвату власти. Именно власти, а не просто здания Верховной рады, подчеркивает юрист.

Преступная организация Януковича?

Глава ГПУ Юрий Луценко подозревает Саакашвили в содействии преступной организации Януковича-Курченко. По крайней мере, об этом он заявлял неоднократно во время брифинга на прошлой неделе.

Но здесь у юристов возникают сразу несколько вопросов. Во-первых, преступная организация — это устойчивое объединение пяти и более человек, но ГПУ называет только двух. Кто же остальные? Во-вторых, официально ГПУ до сих пор не признавала режим Виктора Януковича преступным. Тогда откуда взялась формулировка "преступная организация", о какой преступной организации идет речь?

Финансирование акций протеста

ГПУ ссылается на то, что имеет доказательства финансирования массовых акций протеста. И это якобы есть на видео, опубликованном на брифинге Юрия Луценко. Но по мнению Анна Маляр, это не является преступлением. "Отечественное законодательство не запрещает помогать финансово участникам мирных собраний", — напоминает Анна Маляр.

Кроме того, по мнению Ростислава Кравца, нет четкого доказательства того, что Саакашвили брал деньги. "В случае получения финансирования через третьих лиц — опять же, это трудно доказать в суде", — говорит юрист. Впрочем, оба эксперта не исключают наличия других, более весомых, доказательств ГПУ в этом деле против Саакашвили — но тогда, спрашивают они, почему эти доказательства до сих пор не были обнародованы?

"Уже нельзя говорить об абсолютной тайне следствия, — объясняет Анна Маляр. — Потому что дело уже получило резонанс, и если общество не будет доверять этому делу, оно не будет доверять и решению суда по этому делу, а это подрывает авторитет правоохранителей и суда".

Между тем, западные эксперты уже намекают: если дело против экс-президента Грузии окажется пустышкой, власть Украины потеряет доверие и внутри страны, и за рубежом.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Facenews

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки