Юрий Солошенко: Первым на выходе из «Лефортово» я встретил Медведчука

0














Юрий Солошенко, бывший директор полтавского оборонного завода «Знамя», год назад освобожденный из российской тюрьмы, в интервью «Фактам» рассказал, кому благодарен за свое возвращение в Украину.

Как известно, ФСБ России обвинило украинца в шпионаже в пользу Украины. Мосгорсуд приговорил 73-летнего Солошенко к шести годам колонии строгого режима. Дело, имевшее гриф «секретно», рассматривалось в закрытом режиме.

По словам Юрия Даниловича, он с Геннадием Афанасьевым (осужденным в РФ по делу так называемых «террористов группы Сенцова» — Ред.) могли выйти на свободу только по обмену, поскольку амнистия на них, осужденных за особо тяжкие преступления, не распространялась.

«Я всегда говорил следователям, тюремщикам, своим сокамерникам, что мое государство, мой президент за меня будут бороться. А в ответ слышал: «Да кому ты нужен»? Я благодарен Виктору Медведчуку. Он — один из переговорщиков между Украиной и Россией по вопросам обмена военнопленных и политически осужденных. Его я, кстати, первым встретил при выходе с вещами из «Лефортово» в кабинете начальника следственного изолятора. Не ожидал, честно говоря…» — вспоминает Солошенко.

Возвращаясь к тем дням, когда шли работа по его возвращению в Украину, Юрий Данилович рассказал, что чувствовал поддержку правозащитников, дипломатов, журналистов, политиков, родственников.

«И это давало мне силы выстоять. СМИ постоянно следили за моим пребыванием в застенках, держали, так сказать, тему на контроле. Сыновья оплачивали весьма дорогие услуги адвокатов, обивали пороги многих ведомств, от которых зависел вопрос моего обмена. Я видел по телевизору людей с плакатами «Свободу Солошенко», — рассказал Солошенко.

Очень важную роль в его освобождении, по словам экс-директора «Знамени», также сыграла первый вице-спикер ВР Ирина Геращенко.

«Она не только активно работала в гуманитарной части контактной группы нормандского формата по освобождению политзаключенных, но и призывала европейское общество оказывать давление на кремлевскую верхушку», — вспоминает он.

Особо отметил Юрий Данилович и украинского консула в России Геннадия Брескаленко.

«Его не допускали ко мне более полугода! В СИЗО начали подтрунивать, мол, даже осужденных граждан банановых республик навещают дипломаты, а меня бросили. Когда же мы с ним наконец встретились, консул показал мне не менее тридцати копий писем с просьбой о встрече со мной, отправленных в различные инстанции. И по каждому — отказ. Брескаленко организовал среди своих коллег сбор денег, чтобы поддержать меня финансово в «Лефортово». Переданные им 30 тысяч рублей я не истратил, надеялся, что верну, выйдя на свободу. Уже дважды ездил с этими деньгами в Министерство иностранных дел Украины, предлагал забрать обратно. Ни в какую не берут!», — резюмировал Солошенко.


Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки