Российский миф аннексированного Крыма

0














Кремлевская пропаганда и “либеральные” политики пытаются убедить украинское общество и Запад в том, что население Крыма якобы массово поддерживает аннексию, и решение проблемы возможно только с учетом мнения “большинства”. Социологическая фикция – последний рубеж обороны московских реваншистов, пишет Сергей Стельмах специально для “Крым.Реалии”

Российскую элиту, страдающую имперскими комплексами, страшит перспектива унизительной потери Крыма. После серии громких провалов кремлевской дипломатии стало очевидно, что полуостров придется оставить. “Патриоты-державники” и условные “либералы”, понимая, что Крым тащит Россию в пропасть, продолжают борьбу с реальностью. Они хотят наладить отношения с США и ЕС, спихнуть с себя российских оккупантов и коллаборантов Донбасса, “примириться” с Украиной, прикарманив полуостров. “Геополитическую клептоманию” они пытаются оправдать мнением крымчан, якобы желающих жить в России. Такая установка противоречит фактам.

На момент захвата Крыма российскими оккупантами сторонников “русского мира” и “советских патриотов” было примерно столько же, сколько в других регионах юго-востока Украины. Оккупация и последующая аннексия полуострова стала результатом нескольких факторов: волевого решения президента Владимира Путина, использования армии, тотальной пропаганды и временного паралича Украинского государства после Евромайдана. “Исторический референдум”, “украинский фашизм”, решение “народа Крыма” – сказки для российских телезрителей. Мнение крымчан весной 2014 года для Путина не значило ничего. Через год после начала операции он публично признался, что лично отдавал приказ на “возвращение” территории.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки