Премьеры недели: «Чудо-женщина», «Спасатели Малибу», «Время хризантем»

4














Женский мир

«Чудо-женщина» Пэтти Дженикнс — один из главных голливудских фильмов этого года. Он имеет все шансы стать первой по-настоящему художественно успешной экранизацией комиксов, в центре которой будет героиня, к тому же — первым масштабным коммерчески успешным голливудским проектом, поставленным режиссером-женщиной.

В ленте рассказана история принцессы амазонок Дианы (Галь Гадот), наделенной феноменальными способностями, которая со своего волшебного острова, сохранившего все меты Древней Греции, отправляется в мир людей, чтобы остановить войны.

Дело происходит в 1917 году. На остров амазонок попадает американский пилот-шпион Стив (убедительный Крис Пайн), раздобывший планы немецкого генерала по разработке смертоносного химического оружия. Он рассказывает Диане о масштабах войны. Героиня, сложив мифологические «два плюс два», понимает, что дело тут нечисто и мировая война — результат козней бога Ареса. Она решает найти его в мире людей и убить, тем самым, принеся человечеству долгожданный мир.

Фильм длится около 140 минут, представляя максимально широкий спектр самобытных зрелищных сцен «войны за мир». Тут и бои амазонок с немецкими солдатами, и окопная война, ход которой своими феноменальными действиями меняет Диана, и масштабное финальное столкновение героини с Аресом, который — как водится — оказывается совсем не таким, каким его представляли.

Пэтти Дженкинс создает картину, которая во многом соответствует серьезной, неироничной стилистике других фильмов фантастического мира, которому принадлежит «Чудо-женщина».

Героиня уже появлялась в «Бэтмене против Супермена» и осенью появится в «Лиге справедливости» Зака Снайдера, который был продюсером фильма. От него в «Чудо-женщину» перешел сумрачный эпический характер повествования, временами зашкаливающий пафосом. Буквально «дребезжащим» его делает музыка-хамелеон Руперта Грегсона-Уильямса, рьяно эксплуатирующая тему «Чудо-женщины», написанную в свое время Хансом Циммером.

Вместе с тем «Чудо-женщина» приносит фильмам, снятым по комиксам, новое качество. Помещая Диану в реалии столетней давности, Пэтти Дженкинс широко рассыпает зерна критики старорежимных предрассудков о роли женщины в обществе, которые, увы, более чем актуальны и сегодня.

Но главное, что сама героиня в исполнении Галь Гадот — мягкая, с широкой улыбкой и не менее широко распахнутыми миру глазами — постоянно ломает их. «Контрастные» проявления ее неимоверной силы каждый раз оказываются столь неожиданными, что буквально вынуждают авторов представлять сцены действия в замедленной съемке, показывая свершенное Дианой во всех достоверных деталях.

Сила в плавках

Комедия Сета Гордона «Спасатели Малибу» снята по мотивам знаменитого телесериала 1990-х годов о команде пляжных спасателей, которые демонстрируют спортивные формы в красных купальниках и, в свободное от соблазнительных пробежек на фоне океана время, занимаются спасением утопающих и решением личных проблем.

С задачей ухватить визуальный нерв телесериала авторы киноверсии справляются на отлично — солнце, волны, песок и мускулистые спортивные молодые тела в купальниках разных форм заполняют экран под завязку. В меру напряженный сюжет тоже вполне соответствует поверхностной телевизионной природе оригинала.

Молодые спасатели, прошедшие отбор в команду играющего мускулами и блестящего бритой головой Митча (Дуэйн Джонсон), который, кажется, каждому на пляже спасал жизнь по нескольку раз, пытаются выстроить личные и профессиональные отношения. Главный конфликт возникает тут между Митчем и индивидуалистом-новичком — олимпийским чемпионом Броуди (Зак Эфрон), который никогда до этого в команде не работал.

Однако романтической комедии и производственной драме авторы предпочитают детективный мотив, становящийся центральным двигателем истории. На пляже все время находят наркотики. В их распространении герои подозревают собственницу нового модного клуба (Приянка Чопра). Они решают взять правосудие в свои руки, чтобы привлечь ее к ответу.

Беспощадная бессмыслица представленного детектива заключается в том, что детектива как такового в фильме нет — злодеи и герои явлены зрителям неприкрыто. Авторы «Спасателей Малибу» идут на это сознательно — избавляя персонажей от необходимости страдать логикой, дедукцией и умственной деятельностью как таковой.

Вместо этого они дают им возможность решить все с помощью физических действий — как комедийного, так и полноценно остросюжетного характера — с погонями, перестрелками и членовредительством. А поскольку физиология, как уже было сказано, играет в фильме не последнюю роль, членовредительство будет присутствовать в кадре не только фигурально: «Спасатели Малибу» не гнушаются скабрезного юмора с достаточно мрачным оттенком.

Вообще, комедия оставляет крайне противоречивые чувства. Она очень проигрывает, если оценивать ее, как завершенное художественное произведение, однако вполне способна развлечь тем или иным ярким комедийным эпизодом, напрочь лишенным «тормозов» хорошего вкуса. Это тот парадоксальный случай, когда сумма частей оказывается больше целого.

Вместо прощания

Лента Дмитрия Моисеева «Время хризантем» — украинская независимая современная драма, расквартированная в спальном районе и других непарадных местах столицы, узнаваемых, но довольно блеклых. Фильм создан талантливым автором практически без бюджета — на энтузиазме, которым он заразил небольшой творческий коллектив.

ит отметить, что в отличие от многих отечественных работ, в которых именно отсутствие бюджета — едва ли не главная ценность, которую поднимают на щит, «Время хризантем» исполнено собственно художественных достоинств: творческие решения Дмитрия Моисеева позволяют оправдать (и обыграть) жесткие бюджетные ограничения, выстроив на экране внешне сдержанную, но содержательную историю.

В центре сюжета — героиня в глубоком исполнении Анны Бинеевой, переживающая потерю мужа. В момент безвременья, образовавшийся между его смертью и похоронами, она ездит по Киеву и в случайных (и не очень) встречах открывается собеседникам, горько озвучивая мысли, которые многие от себя скрывают, не желают знать.

Во многом ее слова — это искренние, категоричные сентенции о том, что нужно быть с любимыми людьми, принимать их такими, какие они есть, жить полнокровно уже сейчас, а не откладывать жизнь на будущее… Чеканный публицистический характер этих реплик Дмитрий Моисеев оттеняет неподдельным страданием героини и неожиданным мистицизмом. Он проявляет себя в не вполне очевидных взаимоотношениях героини со случайно встреченным соседом, страдающим кататонией.

Герои говорят на красивом, правильном украинском языке. Звуковая среда фильма выстроена таким образом, что их голос не заглушает ничто — ни шумы, ни музыка (ее, за исключением нескольким восточных медитативных мотивов, в тихом фильме нет вовсе). На первый план человеческие истории выводят и жесткие, будто расчерченные с линейкой, мизансцены, статичные, поставленные на паузу. Замкнутая бескомпромиссная лаконичность формы контрастно оттеняет откровенность реплик и вместе с тем делает их тяжеловесными.

Безоговорочно рекомендовать «Время хризантем» к просмотру все же нельзя. Сдержанность ленты порой граничит с зажатостью, требуя от зрителя значительных усилий, чтобы терпеливо пережидать гнетущее экранное бездействие в поисках нерва истории: молчание, увы, не прибавляет ей ритма. Без должного доброжелательного настроя по отношению к авторам фильма это может привести к плачевным результатам, когда экзистенциальные импульсы сюжета будут растоптаны банальностями, которых в нем в избытке.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки