Как во Франции поломали надежды Кремля

1














После сокрушительной победы Эммануэля Макрона ультралевые, и ультраправые теперь будут пытаться взять реванш на улице.

Абсолютное большинство голосов, которое получила новая партия французского президента Эммануэля Макрона на выборах в Национальное собрание страны, наблюдатели называют «ожидаемым». Они лукавят.

Еще несколько недель назад никто ничего подобного не ожидал. Даже когда победа Макрона на выборах президента Франции казалась предопределенной, мы указывали в качестве главных рисков отсутствие у нового главы государства большинства в парламенте, вспоминали о периодах «сосуществования» президента, который представлял одну партию и парламента, в котором доминировали его оппоненты.

Говорю «мы» — потому что и сам я считал отсутствие большинства в парламенте главной проблемой Макрона. Я говорил даже не о запрограммированном поражении на парламентских выборах, а о невозможности для только что созданной политической партии одержать победу.

О том, что Макрону неизбежно придется договариваться с французскими правыми – республиканцами, которые казались ведущей политической силой страны после фиаско социалистов.

Ничего этого не произошло. «Макронисты» победили с впечатляющим отрывом от всех конкурентов. Республиканцы, которые еще несколько месяцев назад рассчитывали и на победу на президентских выборах, и на контроль над парламентом, продолжат быть самой большой оппозиционной партией без возможности повлиять на то, что происходит в Национальном собрании.

Социалисты почти исчезли – по сравнению с полным контролем над нынешним парламентом. У Марин Ле Пен будет депутатский мандат, а у ее партии – всего несколько мест в парламенте. Это совсем не то, о чем мечтала подруга Путина, совсем не то, на что надеялись в Кремле. Это – парламент Макрона.

Но, как ни странно, во Франции многие не высказывают особого восторга по поводу столь оглушительной победы. Практическое отсутствие оппозиции новому президенту страны вызывает обоснованную тревогу.

Сможет ли Макрон быть эффективным президентом, если с ним никто не будет спорить? Можно ли назвать такую власть настоящей демократией? А самое главное – насколько едиными в своих действиях будут новые депутаты, которые объединились буквально за несколько месяцев? Что их объединяет? Общие взгляды или успех молодого президента?

Развеять эти опасения может только сам Эммануэль Макрон. Он полон решимости проводить реформы и во Франции, и в Европейском Союзе. Но для реформ в стране нужна серьезная общественная поддержка – не только в парламенте, но и на улице.

И крайне левые, и крайне правые теперь будут пытаться взять реванш именно на улице, об этом говорит и Ле Пен, и ее двойник в левом лагере, не менее одиозный поклонник Путина Меланшон. Макрону необходимо будет теперь завоевать не только президентский дворец, не только парламент, но и улицу.

А для реформ в Европейском Союзе нужна поддержка Германии. Канцлер Ангела Меркель благосклонна к новому президенту Франции. Но после парламентских выборов в Германии Макрону нужно будет завоевать еще и благосклонность немецкого министра финансов.

Все эти задачи простыми не назовешь. Но Макрон уже показал, что умеет удивлять. И умеет не прогибаться – ни перед Трампом, ни перед Путиным. Его удача будет удачей Франции.

Его удача будет удача сильной Европы. И его удача будет нашей общей удачей – потому что сильная и не собирающаяся пресмыкаться перед Кремлем Европа это гарантия будущего Украины. Поэтому пусть Макрон удивляет нас и дальше.

Facenews

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки