Что осталось после Саакашвили

1

Он обещает вернуться, но не факт, что сам этого хочет. А чего хочет Украина?

Отправка Михеила Саакашвили бизнес-джетом из Киева в Варшаву вовсе не закрывает тему высоких отношений украинского и грузинского президентов. Наоборот. Люди они относительно молодые, пятидесятилетние, и, дай бог им здоровья, впереди ещё десятки лет взаимной ненависти и попыток публично растоптать заклятого врага. По живости характера и любви к общественному вниманию преимущество на стороне Михеила, по умению плести интриги заметно сильнее Пётр.

Можно по-разному оценивать политические таланты обоих, но и Порошенко, и Саакашвили с избытком наделены умением наживать врагов, и достоинством это свойство назвать нельзя. Только власть одного в прошлом, а местопребывание — за границей, второй же с нами, здесь, сейчас и при полномочиях. Отсюда и степень потенциального ущерба, который может причинить действующий президент и не может бывший.

Когда Михеил Саакашвили говорит о трусости, подлости и “барыжности” Петра Порошенко, в этом несложно увидеть обиду и раздражение противника, проигравшего последние раунды, последние по счёту, впереди, как уже сказано, ещё годы обмена ударами. Конечно, в связи с этим возникает законный вопрос: на что надеялся грузинский реформатор, принимая приглашение в Украину человека, чьи качества ему были неплохо знакомы? Наверное, надеялся на себя, на фарт, на то, что он, масштабный, переиграет мелких. В результате сам неприлично замельчил и уронил планку. У нас тяжело приходится тем, кто играет не по здешним правилам, а втянувшихся в бесчестную игру укорачивают без труда, хотя в случае с Саакашвили пришлось потрудиться, всё-таки масштаб действительно другой, вернее, его отголоски.

Источник