Бондаренко: «Когда окрепнет средний класс и появится новый лидер – тогда можно ожидать новую революцию»

5














О том, что такое революция по-украински, в чем ее характерная особенность, а также прогнозы относительно других революций в Украине в ближайшем будущем, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал политолог Кость Бондаренко.

Новости Украины – From-UA: — Кость Петрович, добрый день! Что такое революция по-украински и в чем ее особенность?

Кость Бондаренко: — По-украински — в первую очередь, значит, что она носит имитационный характер. Дело в том, что революция по своей сути должна сменять систему, потрясать основы и, соответственно, предлагать радикальным путем серьезные структурные изменения.

Есть несколько определений революции, но реально ни одно из них не подходит к Украине, где мы видим просто всенародное восстание, всенародный бунт, который в результате приводит только к смене лиц, но не к смене системы. Это является особенностью украинских революций — имитационный характер. Люди верят в то, что они делают революцию, но в результате сами они оказываются только статистами в процессе замены одних лиц на других без смены основ, без смены строя, без смены системы.

Новости Украины – From-UA: — В марте 2017 года исполняется 100 лет украинской февральской революции. К чему привели, по вашему мнению, каждая из трех революций, в том числе 2004 и 2014 годов, которые Украина пережила за последние 100 лет?

Кость Бондаренко: — Единственная революция, которую по-настоящему пережила Украина, вернее, даже две революции, которые пережила Украина, это, во-первых, революция 1917 года, но она была составной частью российской революции. И только с февраля 1918 года можно говорить о самостоятельном характере украинского движения, поскольку только в январе 1918 года был провозглашен 4-й универсал, который отмежевался от российских процессов и который провозгласил независимость Украины. До марта 1918 года все, что происходило в Украине, было составной частью российских процессов. И даже, например, пункты Третьего универсала, по большому счету, повторяют решения 2-го съезда Советов.

Что касается второй революции, которую действительно пережила Украина, — это такая незаметная революция 1991 года. Революционный процесс, который начался в начале 90-х, носил характер комплекса нескольких революций с минимальным участием народных масс. То есть не было больших выходов на улицы, не было баррикад, боев и всего прочего, но при этом общество изменилось до неузнаваемости. Украина получила свою независимость — можно сказать, что произошла национально-освободительная революция. Украина получила рыночную экономику — можно сказать, произошла буржуазная революция. В Украине изменились отношения в восприятии действительности, поменялось мировоззрение. Целый комплекс революций, вплоть до сексуальной революции, произошли в начале 90-х годов.

Но то, что происходило в 2004 и в 2014 годах, это было, скорее, имитацией революционного процесса со спекулятивным использованием лозунгов незавершенной революции 1991 года. Вспомните — что нам необходимо обрести истинную независимость, что мы не совсем независимы, мы должны закончить процесс самообразования, создания нации и т. д. Все эти моменты проистекают из попыток завершить революцию 1991 года.

Новости Украины – From-UA: — Кость Петрович, есть такое понятие, как «гибридная война». Возможно ли, что появится и гибридная революция, в Украине в частности? В чем она будет проявляться?

Кость Бондаренко: — Любой процесс может быть гибридным. Соответственно, в данной ситуации то, что происходило в 2004 и 2014 годах, тоже носит гибридный характер, потому что здесь совмещены и революция, и контрреволюция, по большому счету. Мне эти процессы напоминают больше события 1830 года, так называемая Июльская революция во Франции, когда вроде бы был и революционный процесс, и серьезные потрясения, но в результате это не привело к каким-то серьезным изменениям в социальном плане, и элиты, против которых и был направлен бунт, очень быстро закоммутировали революционный процесс в русло против конкретных лиц, а не против системы, и очень быстро возглавили эту революцию.

То же самое мы видели и в Украине, когда фактически Виктор Ющенко и Петр Порошенко, которые были плоть от плоти старой системы, это не были люди, которые были революционерами по своему содержанию, они фактически возглавил революционный процесс. Фактически контрреволюция совместилась с революцией, и они плавно соединились в едином процессе.

Новости Украины – From-UA: — Когда и в связи с чем может быть следующая революция в Украине, и с какими последствиями?

Кость Бондаренко: — А революции нельзя прогнозировать заранее. Революция может начаться из ничего. Накал страстей в обществе может достигнуть своего апогея просто не прогнозируемо. Уровень протестных настроений в Украине в 2015 году был ниже, чем в 2017-м. Любой социолог скажет, что замеры показывали значительно более низкий уровень протестности населения, чем сейчас.

Сейчас более 90% населения считает, что власть идет не теми путем, не туда, и, соответственно, казалось бы, что в таких условиях могут расти революционные настроения, но их раз и нет. Мы видим, что Саакашвили фактически провалился со своими выступлениями.

Есть один нюанс, на который необходимо обратить внимание. Ленин в свое время дал определение революционной ситуации. Во-первых, это обострение социальных противоречий, и второе — это ситуация, когда верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому. Но мы видим, что сейчас революционные ситуации изменились, Ленин безнадежно устарел со своей формулировкой. Революции в мире происходят не в странах, где обостряются социальные противоречия, а именно на неком экономическом подъеме. И «Арабская весна», и цветные революции, и два революционных процесса в Украине в 2004 и 2014 годах произошли как раз на неком экономическом подъеме и в условиях экономического благополучия. Дело в том, что как раз сейчас именно в бедных странах революции не происходят. Бедный человек думает о выживании.

А вот человек, который уже получил, условно, кусок хлеба, он думает о развитии. И в данной ситуации, я думаю, что, во-первых, необходимо, чтобы появились лидеры, которые могут убедить народ в том, что они не фейковые, не фрики, а реальные. При всем уважении, но, извините, посмотрите на тех, кто сегодня стоит под Верховной Радой — можно ли верить их «честным» лицам? Это первый момент. Второй момент — это то, что народу необходимо некое развитие в целом для того, чтобы снова могла создаться прослойка некоего среднего класса, хотя бы минимальная, поскольку у нас средний класс и так был немногочислен. Демократические процессы, демократические институты являются именно прерогативой среднего класса — буржуазии. Только буржуазия создает ценности демократии и только буржуазия может распоряжаться демократией как неким инструментом.

Для других — для пролетариата, для условно креативного класса, для олигархов это нечто другое. Для креативного класса демократия — это основа для получения грантов и других форм финансового поощрения. Для пролетариата или олигархата это попросту абсолютно непонятная субстанция, которую используют исключительно для манипуляций. Так что, когда у нас снова окрепнет средний класс и когда у нас появится новый лидер — тогда можно ожидать новую революцию. Но дай Бог, чтобы общество обошлось без революций. Революция — это крайний шаг. Я просто не знаю ни одной страны, которую бы революция привела действительно к некоему счастью. Это хирургическая операция, скажем так, после которой необходима длительная реабилитация.

Новости Украины – From-UA: — Кость Петрович, сейчас мы видим недовольство нынешней властью, отчасти теми же людьми, которые пришли на волне Евромайдана. На данный момент уже имеем очередной конфликт во главе с господином Саакашвили. Как думаете, он имеет под собой почву для созревания? Каковы ваши прогнозы?

Кость Бондаренко: — Когда я смотрю на некоторых лидеров, которые выходили три года назад на Майдан, а теперь говорят, что это был не настоящий Майдан, а сейчас Майдан настоящий, что сейчас необходима настоящая революция, я вспоминаю, извините, анекдот о проститутке, которая пришла в банк, и ей говорят: «Вы принесли фальшивые 100 долларов». — «Так значит меня изнасиловали?». В данной ситуации этот анекдот характеризует попросту тех, кто сегодня говорит, что, «оказывается, мы не совсем туда выходили и не совсем за то стояли». По крайней мере, то, что предлагает сегодня Саакашвили и его окружение, это смешно, по большому счету. Они не сформулировали в 2014 году конструктивную программу, требование которой смогло бы стать политической повесткой дня на ближайшее время.

У Майдана не было программы, то есть каждый выступал за свое. Тем более у них нет программы сейчас, потому что, извините, но то, что касается закона о выборах, о Конституционном суде и т. д., это узкокорпоративные интересы, которые не волнуют большинство граждан Украины. А вот именно конструктивной повестки дня, повестки, которая бы была понятна обществу, эти люди не предлагают. У Ленина было все просто в 17-м году — земля и воля. Мир народу, фабрики рабочим, землю тем, кто ее обрабатывает — так примерно звучал его лозунг. Февральская революция тоже — долой царя, даешь демократические институты, даешь демократическую Россию. Тоже было все понятно тогда. А представьте себе, что выходит кто-то в феврале 17-го года и говорит: «Долой царя, даешь антикоррупционный суд, даешь закон об открытых списках» — в результате, я думаю, на этом бы революция и закончилась.

  • Что нужно менять в сознании людей для изменения ситуации в стране, для того, чтобы каждый раз мы не наступали одни и те же грабли?

На самом деле необходимо пережить этот период. Каждое общество переживает подобный период, это как необходимо пережить детские болезни. Собственно говоря, переживая подобное, постепенно вырабатывается иммунитет, постепенно крепнет организм. Мы переживаем некоторые болезни роста, которые характерны для многих обществ. Как правило, любое государство где-то на протяжении поколения-двух (поколение в историческом плане — это 25 лет проходит свое становление). А мы фактически прожили в рамках независимого государства только одно поколение.

На протяжении следующих 25 лет у нас все устаканится, и я думаю, что если мы обойдемся без потрясений, если мы найдем в себе силы обходиться без революций, а использовать тот инструментарий, который нам дает законодательство, Конституция, мы в результате не просто сохранимся, но и укрепимся как государство. Если нет, если мы будем только ждать, что за нас кто-то порешает этот вопрос, то Украина обречена как государство. Многие государства появлялись, исчезали. Ни одно государство не может быть константой, которая создается на века и тысячелетия.

Поэтому все зависит от граждан Украины. И все зависит от того, что фактически насколько мы сами осознаем в себе здоровый потенциал, а не склонность к революциям, к разрушению и не склонность к ожиданию в стиле сказочного Емели — по-щучьему велению, по моему хотенью, то есть «пусть кто-то сделает что-то за нас». Если мы от этих двух моментов откажемся и действительно начнем действовать конструктивно, думая о завтрашнем дне, думая не столько о себе, сколько о своих детях и внуках в глобальном понимании, думая о том, какую страну мы им оставим, только тогда у нас есть шансы на то, что наша страна действительно сохранится.

Если нет, то не стоит пенять ни на Венгрию, ни на Россию, ни на Польшу, ни на других соседей. Мы просто станем добычей в руках более сильных народов. Если не в результате реальной агрессии, то в результате каких-то колониальных действий. В мире никто не отменял борьбу за расширение сфер влияния и борьбу за укрепление собственных позиций. Слабый становится быстрой добычей сильного.

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки