Билл Бёрр. Весело о том, как грустно быть «настоящим мужиком»

1














Будучи одним из ведущих комиков современности, Билл Бёрр отличается при этом взрывным характером и довольно скверной репутацией. Мало кто из нас решился бы поболтать с ним с глазу на глаз, рискуя психическим здоровьем и остатками веры во всё хорошее. К счастью, по мнению специалистов Билл Бёрр и так наговорил уже на добрый десяток статей. Причём не только уголовных, есть тут и что почитать, и над чем посмеяться сквозь суровые мужские слёзы. 

О необходимости свиного гриппа

Я гастролирую уже месяцев пять, я уже не могу, во мне только худшие мысли о людях. Нет, серьёзно, видали бы вы тех зверей, которых я повидал за это время! Недавно я был в аэропорту. Сижу, ожидаю посадки, спокойно ненавижу свою жизнь — и вдруг вижу эту даму. Она пожирает яичные макмаффины пачками. Не просто ест, а закидывает их по три штуки за раз в глотку, как будто она пеликан, закидывает прямо в глотку. А когда она наелась – вытерла лицо пакетом. Причём не утончённо, типа уголки рта, нет…

А ещё там был мужик в такой ужасной физической форме… У него, видно, чесалась спина, но руками он не доставал. Поэтому он подошёл к столбу, на котором держался целый этаж аэропорта, и начал тереться об него, как медведь-гризли… Ну просто животные!

Так что я двумя руками за свиной грипп. Он нужен. Настало время новой чумы. Но вы не бойтесь: умрут только слабые! Серьёзно, закутайтесь в свитерок, попейте витаминок, и вас она не коснётся! Позвольте матушке-природе сделать своё дело. А то ведь только она хочет чуток уменьшить стадо – мы все сразу такие: не забудьте сделать нужные прививки! Зачем, зачем?! Вы что, хотите, чтобы тёлка с макмафинами родила от чувака с жиром на спине, да?

Про самую тяжёлую работу на свете

У меня есть девушка, и я частенько смотрю с ней телек. Знаете, люблю выбешивать её до белого каления. Ей нравится смотреть шоу Опры, а мне нравится смотреть, как она смотрит шоу Опры. Я жду, пока Опра сморозит какую-нибудь глупость, и тут же вываливаю всё на свою девушку.

И вот однажды мы смотрим, а Опра берёт интервью у очередной какой-то тёлки. Даёт сначала огромное нелепое описание, типа «она была там, делала то, делала сё, а сейчас у неё самая тяжёлая работа на свете – быть матерью!». Она ещё продолжает, а я тут же повернулся к своей девушке: чё, серьёзно?! Быть матерью – это самая тяжёлая работа на свете? А, да, как же я забыл про миллионы матерей со скоптившимися от угольной пыли лёгкими! Что бы ты выбрала делать: бурить землю до самого ядра, здороваться за руку с Сатаной, и при малейшем колебании ты ожидаешь, что сверху на тебя сейчас всё обрушится, или всё-таки лучше бегать под солнцем с парочкой младенцев, которых в любой момент можно с помощью всяких фиктивных обвинений загнать в кровать? Ну, если вдруг тебе захотелось бухнуть и посмотреть какое-нибудь шоу…

Я ушам своим не поверил! «Самая тяжёлая работа на свете!». Да ладно, я-то думал, что стелить крышу в разгар лета, будучи рыжим, вот это довольно сложно! Нет, любая работа, которую можно выполнять в пижаме, не является сложной, окей? Тебе 35 – и ты играешь с детьми в прятки. Господи, да у тебя не жизнь, а мечта! Ни рабочего листка, ни налогов, никакого сраного графика! И Опра же сама никакая не мать, ей-то откуда знать? Понятное дело, я тоже никакая не мать, но тут у нас как раз всё уравновешено, да?

О происках правительства

Говорю вам: всё, что они делают с собаками сейчас, нас ждёт лет через десять. Псы все уже с микрочипами и без яиц. Нас тоже будут показывать по телеку, типа нас тоже надо спасти. И разговоры будут такие примерно:

– Чувак, ты давно видел Эдди?

– А, чувак, ему чип отключили! Ему теперь пиздец, отвечаю! Он один раз пошутил про правительство, потом хотел заплатить за выпивку, а его голова не пробивалась. Её и так проносили, и сяк – ничего. Стоит сейчас на улице, кричит спутнику «Включите меня!». Да хер кто его включит, чуваку пиздец! Я с ним рядом даже стоять не буду, ещё меня отключат. Я вообще его теперь не знаю!

Про разницу между расизмом и наблюдательностью

Обедал я с одной девушкой недавно. Неожиданно она посмотрела на другой столик и сказала мне:

– Тебе может показаться, что я расистка…

А я такой:

– Продолжай! Должно быть круто! Я за сорок лет ни разу не слышал, чтобы реплику предваряли такими словами. Давай, выкладывай, что ты хочешь сказать!

И она такая:

– В этом ресторане много азиатов…

Ну это же не расизм! Это наблюдение. Да, в этом ресторане и правда много азиатов. Если бы она сказала «Какого чёрта эти хреновы азиаты забыли в этом сраном ресторане?!» – вот это было бы по-расистски.

О том, что бесит каждый день

Я купил себе предмет личной гигиены, и у меня спросили номер телефона. Девушка такая на кассе:

– Можно ваш номер?..

– Нет!

– Но сэр, мы ничего не будем с ним делать.

Серьёзно?! Ты просто так собираешь чужие номера, чисто по приколу, идиотка, блять! Нет, нельзя вам мой номер телефона! Тут она прямо занервничала:

– Но сэр, мне нужно ввести сюда что-то… если не ввести, то… надо что-то написать, а то я не перейду на следующее… что же мне делать?..

Да, бля, дорогуша, ляг ты на клавиатуру просто! Поставь палец на единицу и подержи его там – и всё. Вот такой у меня номер – 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9! Да, код города – 123, очень эксклюзивный. Ненавижу это! «А у вас есть наша накопительная-хуительная карточка?». Нет, нету! «А хотите оформить?». Нет, не хочу! «Почему нет?». Потому что вы что-то задумали! Не знаю, что именно, но вряд ли – расставание со своими деньгами, окей? Так что просто пробей уже мои покупки!

О проблемах с яростью

Меня часто разные люди спрашивают: ты чего так орёшь? А я этого даже не замечаю! Я просто, знаете, я уверен в своей позиции и хочу успеть громко огласить её до того, как у вас появится возможность заявить свою. «Чего ты так разорался, хватит орать…». Я не кричу. У меня просто активная жизненная позиция, это тяжело!

И я не хочу быть таким парнем, понимаете? Я прожил уже полжизни, будучи злым сукиным сыном, и пришла мне пора меняться. Погибнуть злым, свирепым парнем – это самая худшая смерть. Ведь потом людям придётся думать, что хорошего сказать о тебе на твоих же похоронах. Будут сидеть такие: да… ну… он, знаете ли, никогда не опаздывал с оплатой по счетам… этого у него не отнять!.. дай ему счёт – он оплатит! Этот сукин сын умел оплачивать свои счета! И он сам гладил свои рубашки… а, всё, мне больше нечего о нём сказать!

Я заметил у себя проблемы с удержанием ярости на примере каких-то мелочей. Зашёл как-то в кафе, заказал себе поесть, подхожу к кассе, и мужик за прилавком предлагает мне печенье. И тут ни с того ни с сего мне невероятно захотелось просто вмазать ему по роже. Я не то что бы параноик, но в голове у меня был примерно такой разговор: чувак, да кто он такой, чтобы спрашивать, хочешь ли ты печенья?! Да он, кажись, думает, что ты лошок! «Печеньки захотелось, да, сладенького тебе?..». Да он с тобой ни хера не знаком!

И знаете, что самое печальное? Я хотел печенья! Я бы с удовольствием поел печенья, сидел бы там, как четырёхлетний пацан, со стаканом тёплого молока. Но это мне решать! Я могу сказать, хочу ли я печенья, а не ты, сука! А если тебе хочется спросить, то сделай это по-тихому! Не кричи на весь ресторан: «Кто хочет печеньку? Педик, педик?..».

О лени и мыслях про самоубийство

 Я думаю, что это абсолютно нормально – рассуждать о самоубийстве. Но знаете, что смешно? Каждый раз, когда я хочу убить себя, это всегда из-за мелочи. Всегда хочу убить себя из-за какой-нибудь чуши, это так странно… Например, если от меня уйдёт девушка, я буду просто опустошён, полностью. Разбит. Я бы лежал на полу в позе эмбриона трое суток подряд. Но на четвёртый день я бы пришёл в себя, вздрочнул бы разок – и продолжил бы жить дальше.

Но вот мелочи! Я подумывал о самоубийстве год назад, на День Благодарения. А знаете, почему? Потому что я пообещал испечь пирог. Дело было за две недели до Дня Благодарения. У меня ангел, а не девушка, и она обожает праздники. Я смотрю футбол, а она бегает вокруг вне себя от радости: «Боже мой, скоро День Благодарения! А что ты сделаешь на День Благодарения?». И тут я опешил. Я не знал, что нужно было что-нибудь делать. Мне казалось, что хватило бы… ну… не напиваться и не наезжать на её друзей, например. Она говорит – «я приготовлю индейку, зафарширую всё как надо, а ты?..». И я запаниковал и выпалил: я испеку пирог! Хер его знает, как печь пироги, мне просто хотелось, чтобы она ушла. А вы так никогда не делали? Типа соглашаешься с ними, надеясь, что от вас отстанут, типа «Да! Точно! Дело говоришь! Дай пять – и свали отсюда!» — и продолжаешь смотреть игру. Короче, это сработало. Она ушла на кухню вприпрыжку, а я взял и напрочь забыл об этом.

И вот наступает праздник. И она такая: «День Благодарения сегодня! Ты испечёшь пирог сегодня! Ты же сказал, что испечёшь?». И я такой: блять!.. сейчас печь этот пирог… это ж придётся идти в продуктовый, купить муки… И тут ко мне пришла мысль: а что, если просто разбить своей головой это стеклянное окно?.. так, чтобы просто кровь лилась по стене до самой земли, а?.. И не нужно будет печь пирог! Я не то что бы склонен к самоубийству, я скорее склонен к лени. Всякий раз, когда я осознаю, что следующие четыре часа будут отстойными, я задумываюсь об этом. «Господи, нужно оплатить налоги, а в банке такие очереди…». И тут рядом проезжает автобус. А что, если просто нырнуть прямо ему под колёса с двойными шинами? Я один такой, вам в голову не приходит такая херня?..

О том, почему мужчины умирают так рано

Я решил не праздновать ни Рождество, ни Новый Год, не ездить домой к родным на праздники, нахер это всё. Но остался ещё вопрос насчёт Хэллоуина. И тут подключился мой мозг: «А, шло оно всё нахуй! Куплю-ка я тыкву!». Вот такой у меня злобный мозг, да. Он не может просто задуматься, не купить ли ему тыковку, нет. И я начал думать об этом. «Вырежу из неё сраную морду, буду дарить детям чёртовы сладости!..».

И мне понадобилось четыре визита в супермаркет, чтобы купить, наконец, эту херову тыкву. Потому что каждый раз, когда я заходил туда, полный добрых мыслей, голос у меня в голове начинал кричать: «Ты что – пеееедик?!». Естественно, я тут же поворачивался и уходил.

Дайте я объясню это для нормальных людей. Короче, вот что творится у мужиков в голове. Только ты начинаешь делать что-то хоть немного чувственное, душевное, что-нибудь, что делает тебя более любящим и заботящимся человеком, тут же все знакомые парни говорят, что, возможно… чисто гипотетически… ты любишь соснуть хуйца! О, это жесть. Под запретом даже обычные умные вещи. На улице, например, дождь – «Ой, а у него зонтик! Вот ты пидар, а! Боже мой! Ты чего – водички боишься?.. Да подними просто плечи повыше, гомик!». В этом стёбе не обязательно даже, чтобы был смысл. «Ты что? Вырезал тыкву? А завтра ты что сделаешь? Вырежешь какому-нибудь мужику анус, а?! А пугалу ты уже отсосал?! Пшёл отсюда со своей гейской тыквочкой!».

Вот вам причина, по которой мужики сдыхают в 55 лет ни с того, блять, ни с сего. Всё от десятилетий подавления импульсов обнять собачку, признать, что котейка милый, что тебе хочется печенья… Тебе приходится постоянно сжимать всё в себе: нет, я не сосу хуи, я не сосу, я мужик!

И потом однажды ты сидишь в кафе, а тебе не докладывают бананов к оладьям, у тебя в голове аневризма – бам! – и ты падаешь лицом прямо на липкий стол. И последнее, что ты слышишь, это голоса друзей:

– У него оладушки с бананчиком! Вот пидар! Боже мой, одного сиропа тебе было мало? Ты чё, феечка?!

Это ужасно, нельзя так жить. Ты просто понемногу умираешь каждый день. Все эти штуки, которые парни делают, которые сокращают им жизнь и делают типа более мужественными. На улице минус двадцать, а ты без куртки.

– Чувак, тебе не холодно?

– Не, вообще не холодно. – (А признаться же нельзя! Поэтому ты сжимаешься и трясёшь головой). – Я просто задумался об одной вещи, с которой очень согласен, понимаешь…

Я сейчас просто стараюсь избавиться от накопившейся в груди ненависти. Вот почему у меня нет детей, да. Потому что я думаю, что это неправильно – быть полнейшим маньяком, не работать над собой, а потом просто завести ребёнка и начать сливать все свои ебанутые мысли на его чистый, девственный жёсткий диск. Потом посылаешь их в школу, вложив в голову свои мелкие манифесты, от которых шарахаются одноклассники. «Тимми, сколько будет два плюс два?.. – А папа хранит деньги в стене, потому что не доверяет банкам!». Не, это позор.

 

 

 

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки