Бесконечный неслышный крик: о фильме «Чужой: Завет»

7














«Чужой: Завет» является продолжением фильма 2012 года «Прометей», в котором Ридли Скотт начал рассказывать предысторию появления «Чужого» — жуткого существа, которое быстро вырастает внутри людей, чтобы потом кроваво вырваться наружу — в театрально-красочных кадрах, ставших классикой в дебютном фильме истории почти сорок лет тому назад, когда о компьютерной графике и речи не шло.

В «Завете», который усердно пытается воссоздать нутряную эффективность сдержанных режиссерских решений первоисточника, технологические достижения современного кинематографа раскрываются в полной мере, поэтому о «сдержанности» говорить уже не приходится. Фактически, авторы ленты создают параллельную цивилизацию, убедительно выглядящую, как из космоса, в клубах окутывающих планету электромагнитных бурь, так и с земли — в приглушенных темных ландшафтах неизведанного мира. Он является местом жительства «создателей» человечества, с которыми Ридли Скотт столкнул зрителей в «Прометее».

Это пространство «с иголочки» выгодно представляет результаты профессионального труда художников-постановщиков (реальных и виртуальных) — даже там, где место действия специально состарено и превращено в живописные руины. Впрочем, в столь красочных локациях, ярко выделяющихся на фоне привычного индустриального аскетизма оригинальных фильмов, «расквартирован» трагический сюжет, уже изведанный в киносериале неоднократно и предполагающий планомерное уничтожение персонажей кровожадным чудовищем, нацеленным исключительно на убийство.

На сей раз жертвами становятся члены экипажа космического корабля колонизаторов, отправившихся заселить новую планету. Из-за аварии команда раньше времени выходит из искусственного сна, в котором всю дорогу пребывала. Поскольку возвращаться в камеры для «заморозки» и еще не один год двигаться к далекой планете никто не хочет (из-за трагического инцидента произошедшего с персонажем Джеймса Франко; предельно мимолетное участие актера в ленте — наверное, главный ее курьез), герои решают изменить маршрут. И попытать счастья на близлежащей планете с прекрасными жизненными показателями, к которой их манит неизвестный, перехваченный в космосе, радиосигнал.

Взаимодействие между членами космического коллектива, особенность которого — в том, что весь он состоит из семейных пар, превращает значительную часть фильма в довольно обыденную и прямолинейную семейно-производственную драму. До поры до времени она развивается ни шатко, ни валко, а вот когда доходит до кризисных ситуаций — трансформируется в наглядное пособие для руководителей отделов кадров, предельно точно объясняющее, почему личные отношения между сотрудниками во многих компаниях находятся под строгим запретом.

Вообще, Ридли Скотт будто бы играет в поддавки — и со зрителями, и со своими жестокими «любимцами» — теми самыми «Чужими», предъявляя им тотально неподготовленных, абсолютно некомпетентных, лишенных выдержки жертв, каждый шаг которых лишь приближает неумолимый итог. Это придает инопланетным «действиям насильственного характера» некую монотонность. Регулярные смерти персонажей — пусть и решенные красочно и ужасно одновременно — оказываются буднично-ожидаемыми, рутинными, известными — из-за пристального внимания к визуальным мелочам и одновременно слепоты автора в вопросах логики и отсутствия здравого смысла.

Возможностями современного кино создавать иллюзии, максимально приближенные к реальности с безусловной выгодой для «нерва» картины Ридли Скотт пользуется, пожалуй, лишь тогда, когда представляет на экране персонажа Майкла Фассбендера. Талантливый артист играет двух внешне одинаковых роботов разных «поколений», выстраивая партитуру на холодных эмоциях и постепенно теряя сдержанно-отстраненный тон, разводя характеры «моделей» на некоторое расстояние. Именно этот, расщепленный надвое, персонаж связывает истории «Прометея» и «Завета», детально давая ответы на большинство вопросов, которые могли возникнуть во время просмотра первого фильма, и одновременно — закидывая новые крючки вопросов, ответы на которые стоит ждать в следующем фильме.

А он будет обязательно: Ридли Скотт ответственен за тех, кого приручил. И не оставит «Чужого» без еще одного «банкета».

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки